На главную   Содержание   Следующая
 
Зоя Бобкова
Вечер памяти Светланы Молевой
 
В поминальном списке Александро-Невской лавры появилось новое имя - Светлана. На 59-м году жизни покинула земной мир прекрасный поэт и человек - Светлана Васильевна Молева.
Мне умирать совсем не хочется,
Но вдруг!... -
Подрежет у стола
Пронзительное одиночество.
И вот уж станет: я была.
Эти строчки написаны ею более тридцати лет назад, но, как говорили древние, 'Живи и помни о смерти', помни, что ты уйдешь из этого мира рано или поздно, но твой талант, твои дела останутся среди людей. А это уже память, и какой она будет, зависит, как ты проживешь свою жизнь.
24 марта в культурно-просветительном Центре 'Свято - Духовский' состоялся вечер памяти Светланы Молевой. Вел его известный петербургский поэт Валентин Голубев.
- Нас многое связывало, - сказал он. - Мы оба корнями из русской деревне, на мир смотрели в схожей тональности, любили Родину, поэзию. Были молоды.
Он знаком с поэтессой с юности и рассказал присутствующим о тех годах. Светлана Васильевна приехала в Ленинград из Пскова, поступила на заочный факультет Литературного института, стала работать в 'Лениздате', редактором. Круг ее общения был интеллектуальным и патриотическим: Федор Абрамов, Илья Глазунов, заглядывал на огонек и Александр Прокофьев. Когда в Пскове стала организовываться писательская организация, Светлана вернулась в родной город. Потом опять переехала в Ленинград. Эти два города были неразрывно связаны в ее судьбе.
- Жить для нее значило - писать стихи, - читаем мы в статье Михаила Устинова 'Слово о Свете'. - Писать - как дышать. А стихи возникали не из кабинетной, усидчивой работы, но как форма жизни, отклик в преодолении и свершении, притом, что не заполняли всю жизнь. Жить еще значило - устраивать дом, заботиться о детях, воспитывать внучек. Жить значило - светить и сгорать, но и, сгорая, согревать людей. И стих не расходился с делом. Сердце ее жалело и встречного бомжа, и голодную кошку, и птицу с перебитым крылом. (А вот самой стороннего внимания подчас недоставало, - сильному всегда не додают).
Редакторская деятельность была для Светланы Васильевны не менее важным делом, чем собственные стихи. Многих петербургских и псковских поэтов она вывела на дорогу поэзии, поддержала чуткостью своего сердца, редким даром хорошего отношения к людям. Последней ее редакторской работой был сборник стихов Алексея Полишкарова: 'Дай я твои стихи посмотрю, - говорила она мне, - рассказывает он. - Правильно сделать подборку - это тоже очень важно. Светлана для меня была самым высоким авторитетом в мире поэзии. В последние месяцы жизни, уже безнадежно больная, она никогда не жаловалась на судьбу, хотя у нее были каждодневные, адовы боли, так алчно пожирал рак ее организм'.
Первым редактором Светланы Молевой был Борис Григорьевич Друян. Он вспоминал на вечере ее памяти: 'В 1965 году я работал в 'Лениздате'. Туда пришли два поэта из Пскова и подарили сборник стихов 'Искристые росы'. Мы такие коллективные сборники называли обычно 'братскими могилами'. Но это, конечно, из области черного юмора, сборники интересны тем, что дают общую поэтическую картину края. Привезли из Пскова и рукопись книги стихов Светланы Молевой. Мне ее стихи очень понравились. А, когда она приехала в Ленинград, мы помогли ей издать первую книжку 'Подснежник', минуя обычно долгие издательские процедуры. Я недавно перечитал эту книгу, стихи в ней столь же свежи, как в те годы, они выражены в спокойных неярких тонах и столь же теплы, как природа псковского края. Светлана была счастливым человеком - красивая, умная, талантливая, добрая. Ее стихи останутся неповторимым оттенком в палитре русской литературы'.
А потом у Светланы появились свои авторы. Анатолий Белов, присутствующий на вечере памяти, один из них. Он вспоминал, как они работали над его книгой, прочитал свое стихотворение 'Памяти Светланы Молевой'.
Недавно на православном радио прозвучала передача Людмилы Яковлевой о творчестве Светланы Васильевны. Людмила - издатель православной литературы, а на вечере она читала полюбившиеся ей стихи поэтессы.
Виктор Кречетов работал со Светланой Молевой в издательстве 'Лио-редактор'.
- Впервые ее стихи, - рассказывает он, - услышал по радио. Я почувствовал, что они пронизаны плачем о Родине, она русскую историю примеряла на себя и все горести страны, особенно перестроечного периода воспринимала, как боль своего сердца. В свое время я написал статью о ее поэзии. Она долго лежала в столе, и сейчас я испытываю перед Светланой чувство вины, что, как критик, недостаточно уделял внимания ее стихам, ведь ее имя уже вписано в русскую литературу.
Со словами воспоминаний выступила и Алина Мальцева. Она тоже в числе тех, кому Светлана Васильевна редактировала книгу стихов. Поэт и директор московского издательства 'Энциклопедия российских сел и деревень' Григорий Калюжный тоже сказал свое теплое слово о поэте. На стихи Светланы Молевой Валентина Царева и Людмила Гарни исполнили песни на свою музыку.
Но Светлана Васильевна оставила людям не только свои прекрасные стихи. Потрясенная расстрелом Белого дома в Москве, она начала работу над серьезным трудом 'Единородное Слово'.
- Это прозаическая книга, - пишет Михаил Устинов, - по существу, научное исследование, но написанное столь ярко, что иные страницы не уступают высокой поэзии. Ее 'Единородное Слово' возникло как ответ, как сопротивление, как вызов тем творцам беззакония, кто, уничтожив нашу память о прошлом, нынче тщится лишить нас и будущего. Исследование, проведенное в книге, позволило дать перевод древнейшего памятника русской письменности, восходящего к IХ веку до Рождества Христова (за две тысячи лет до Кирилла и Мефодия) и запечатленному на, так называемом, Перуджианском камне.
Я прочитала эту книгу по подаренным мне Светланой Васильевной гранкам. И была поражена новым, ранее не известным, взглядом на историю России. И родилось у меня стихотворение 'Россия - древо', которое вошло в книгу, отредактированную Светланой Васильевной.
А ее книга 'Единородное Слово' была выпущена в Пскове небольшим тиражом и разошлась по библиотекам страны. Настало время второго издания. Найти бы спонсоров. Еще при жизни Светланы Молевой, 12 июня 2004 года, в 'Морской газете' напечатали вступительную статью к 'Единородному Слову'. Последовало много заинтересованных откликов.
Да святится имя твое, Светлана.
 
Rambler's Top100